Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

afro_katarina

Редкая красота

В среду 28 июня 2006г. около 15:00 (11:00 по московскому времени) в небе над Норильском появилось несколько колец гало.






Огромного радиуса кольца заслоняли собой все небо. Их было видно со всех точек города. Жители Норильска покидали квартиры и офисы - выходили на улицы посмотреть на это явление. Кроме того, останавливался городской транспорт, такси и частные автомобили.

Кольца гало наблюдались в небе над Норильском в течение почти получаса. После того, как кольца стали исчезать, на других участках неба появились несколько радуг. При этом над городом не было облаков и не шел дождь.

Гало - это группа оптических явлений в атмосфере. Они возникают из-за преломления и отражения света ледяными кристаллами, образующими перистые облака и туманы. Как правило, кристаллики льда имеют форму шестигранных призм.

Явления гало разнообразны: они имеют вид радужных (в случае преломления) и белых (при отражении) полос, пятен, дуг и кругов на небесном своде. В Норильске наблюдались радужные и белые гало. В предыдущий раз подобное явление наблюдалось в городе 40 лет назад.
newsru.com



Подробнее о гало.

barby_katarina

дневниковое

Расклеившийся нос и свежий цвет лица. Диверсией оказалось принести в дом сериал "Друзья" на dvd. Четвертые сутки, если не уйти из дома, то телеманьячетсво побеждает все хорошее во мне. Позавчера был сделан, правда, четырехчасовой перерыв на новую книжку Робски про любоff. Мозг положен на подоконник вместе с новой прической от Машеньки. Машенька пришла вчера красивая, юная, крочешная, яркая, как птичка. Как с ней мужики в одном метро ездят, невозможно же не подойти и не спросить... ну хоть теплая ли сегодня вода. Я бы подошла непременно, будь я мужиком в метро.
afro_katarina

Город. Инструкция по применению. 1

Что же делать, в этом Городе нельзя доверчиво напиваться. Нерусский город, не мякнет душа от пьянства, не добреют лица кругом, а только лезут гоголевские немецкие рожи, дразнят и напевают в уши непристойности дурным хором. Стоит только отдаться любому злачному заведению в старом центре Санкт-Петербурга, спуститься на пару ступенек от набережной, очаровавшись гитарными переборами, в сумрак какой-нибудь Ля Кукарачи, или звякнуть колокольчиком на двери "Гарсона", присесть у дубовой стойки проанглийского паба "Телеграф", как вас засосет в черную дыру, затянет в ментальную молотилку, и не отпустит, пока коварно не выжмет все соки, не доведет до сердечного приступа. Вы полагаете, что отправляетесь на пару часиков в приличное светлое помещение, с услужливыми официантами и стерильным японким или европейским меню, но грань между первой и второй в Петербурге - это часто грань Джекилом и Хайдом, между "прилично" и "хочу", между "тварью" и "право имеющим".

И вот вы уже цепляете себе лиловый бант куда не попадя, начинаете декламировать (а от еще, не дай Бог, сочинять) хорошие стихи, потому что в вас просыпается, как говаривала мисс Винница 2004 со шрамом на внутренней стороне бедра, "творча людына", прихлебывающая вовсе не виски-кола-текила-два красного - гиннесс- повторить и лимончик, а вовсе даже напитывающаяся местным промозглым декадансом. И шарманка в углу обрастает плесенью, трясет прахом и пылью, наяривая готическое диско. А стулья, каждый с надписью на спинке - "осторожно, окрашено", "кто сел, тот дурак", "версачче" - глумливо приседают в такт шотландским маршам опухших мобильных телефонов, как староневские шлюшки у машинных окон.

Потом, вы если не сеете баранки и не распеваете песни Бреговича, если не танцуете на стойке сальсу и не пьете на брудешафт с омоном из Краснодара, если вы не пинаете фары дорогих машин на Итальянской, если не переворачиваете горшки с коллекционными орхидеями и тележки с мороженым, если не прогуливаетесь пешком по воде на Острова, если не затеваете драку со старым платяным шкафом, то уж точно немедленно отправляетесь на поиски Пушкина. Пушкина находите запросто на Мойке 12 и заводите с ним разговор о "то ли девочке, то ли виденье". После, благословленные молчаливым гением, начинаете искать ту самую девочку, нырнув в свою телефонную книжку, и сначала находите в просветлении ее номер, а затем подсаживатетсь за чужие столики рассказать, как она была хороша в том году начала века, как дышала и смеялась, как вам было страшно, а любовь одна, а вам уже 38 (28, 19, 45, 52, 67, 84 и т.д.)...

А очнувшись на Рубинштейна или на Большой Московской, счастливо уберегшись от посещения клуба "Метро" и лесбийской вечеринки, вы ловите такси, и домой вас везет человек с орлиным профилем и при этом путает Литейный с Ленинским. С вами разговаривают часы на Думской башне, каббалистически помигивая цифрами. Чур меня, чур, масоны! Вы благодарите суеверно метель и небеса за то, что на этот раз все обошлось без убийства старушек, которые, подлые, словно специално шныряют в драных пальтишках по Городу, подставляясь под топор, и для отвода глаз предлагают прохожим купить полиэтиленовые пакеты.

Дорогие, в зимнем темном Петербурге нужно дойти сквозь метро, сквозь набережные, которые загоняют вас между темной водой, отороченной витым чугуном, и потоком авто с безумными фарами, сквозь каменные улицы до светлого дружеского или родного дома. Потоптаться у входной двери, стряхивая зернистый серых снег с обуви. Размотать влажный у рта шарф. Нужно усесться одному-вдвоем-вчетвером на кухне. Или на диване. Или за карточным столом. Нужно накапать чего душа просит в низкие пузатые стаканы, серебрянные стопки или интеллигентные бокалы. И выпить по рюмочке (с). И станем вам тепло, радостно и счастливо.
afro_katarina

Ужасы метро

В метро встретила девушку. Она с трудом помещалась одна на ступеньке эскалатора, а если бы кто-то, как это принято в Москве, захотел побежать вверх по лестнице, то не смог бы протиснуться мимо нее, даже повернись она боком. Волосы ее, давно не мытые, зато длинные и выкрашены в яично-желтый цвет, свисали суровыми нитками, обозначенные темными корнями. Спина девы была обтянута леопардовой синтетической кофтой, а находясь с ней рядом, нельзя было отвертеться от мысли, что дезодоранты, душистое мыло и освежающую воду для полости рта с прошлогодней навигацией в Петербург не завезли.

В руке дева держала Знание. Нет, опиум: на весенне-травяной обложке книжки в ее руках я прочла КАК РАБОТАТЬ С АНГЕЛАМИ. И почувствовала всю свою духовную ничтожность и мирскую суетность.