November 12th, 2002

afro_katarina

Зимние радости

Остановиться посреди дня можно в ... Нет, не дам адреса. Можно остановиться. В деревянном светящемся тепле скинуть шубку, достать книжку, и, не открывая меню, попросить сбитень. Приткнуться, пригреться, притомившись. Пить потихоньку чашку, читать. После - заказать еще. Позволить себе пару мессаг, чтобы поделиться удовольствием с другом.
В такт радио Эрмитаж покачивать кокетливым сапожком из-под подола длиннющей юбки.

Говорят, это абсолютно питерская привычка, читать книжку у стойки бара, в кафе, даже в тихом углу ночного клуба. Было бы чем запить и чтобы понимающие официанты, проходя, проходили мимо.
afro_katarina

Было холодно. Хотелось чаю

Милая solins, синхронизм: сегодня я перед тем, как опуститься в метро, затормозила у ларька, чтобы, подставив коленку под сумочку, выудить проездной. Подняла глаза, взглянула на витрину и вспомнила, что в какой-то прошлой непонятной жизни, я раздумывала, не купить ли лак для ногтей в этой дешевенькой яркой лавке. Или помаду. Нужно было выбрать. Я не стала покупать ничего, до лучших времен.

И пила с ларечницей джин-тоник из баночек, а после она пригласила меня в ресторан Нарва, и мы слушали тамошних лабухов - ее друзей, и пили с ними водку в маленькой подсобке, где неудобно было сесть - табуретки подпирали гитарами. И они были добрые пожилые дядьки, а муж мой в то время носился где-то по городам и весям, самоутверждаясь по молодости лет.

solins, это сегодня мы с тобой ироничны, женственны и мудры. А тогда, да, Льюис, мы были верны, как собаки, и нежны, как газели. Сегодня мы зовем друг друга пить чай в разные города и рассекаем по набережным на машинах дружественных нам мужчин. Стало не так холодно, мы научились добывать свое тепло, распределять его, думая. И никто не скажет, что у нас холодные сердца.

Солинс, а что станется с нами еще через 10 лет, как ты думаешь?

PS^ Как я доехала в тот вечер домой живая и здоровая, кстати, непонятно. Домой, где бабушка ждала до часу ночи с борщиком и котлеткой. Почему тот кавказец остановил машину посреди пути и высадил милосердно меня, пьяную, с баночкой в руке, на зимнюю трассу... Не знаю. Спасибо ему.