July 25th, 2002

afro_katarina

Дела кошачьи

Я переживаю беременность Аськи как мамаша 15 летней дочери. Нервы, конфликты, теперь вот покупаю витамины и корзинку. Ест она сейчас только мои йогурты и овсянку, от остального отворачивается.

Аська день ото дня задумчивей, ластится, сует голову на клавиатуру - мне под руки. Стоит прикорнуть на диване с книжкой (за неделю прочитано добрых 10 листов, мда, рекорд; тормози не тормози - позже костыля не прилетишь), как она устраивается в ногах. Мы обе не самые ласковые девушки на свете, так что такие нежности несколько непривычны.

Старушка все еще не утратила девичьего изящества, все еще держит походку балерины, и все так же мерцает взгляд и профиль Мерилин все так же наивен, хотя лоска уже нет - пооблезла на коленках. 9 лет назад я подобрала ее у входной двери на коврике: шоколадный подшерсток и сиреневые глаза. Абсолютно черная кошечка помещалась на одной ладони, когда непостижимым образом нашла дверь именно в мой дом. Имя она получила в честь бесподобной страстной танцовщицы Айседоры.

Первый Аськин муж был красавец, но терпелив и брутален, звали его Мартин или Майк Тайсон - за цвет и размеры. Девица моя загоняла его настолько, что ее прозвали Железная Девственница. 4 черненьких чумазеньких чертенка, которых произвела на свет эта парочка - Пилюля, ФиллосОф, Опоссум и Дядя Федор - пристроены были лучшим образом: в семью директора столовой и по его родственникам.

Нынешний же папаша мне представлен не был. Сквозь балконную зелень я разглядела темно-серого мускулистого "мачо в пончо" и с розовым носом. Ася, ну как можно? Нос розовый - фи! Аське все равно. Она получила свое и уговорила меня, что так нужно было. Посмотрим, что народится.

Только вот как долго длится кошачья беременность?
afro_katarina

Редакторы, подеремся на гранатах?

Таля - это находка. Нужно поучиться у нашей новой сотрудницы так чувствовать текст. И немножко знать русского языка, а не только любить его. Сегодня она удачно правила Маститого Писателя и парочку зазнавшихся редакторов. Редакторы-то хоть и в университетах обучались, но лет по нескольку в сети проработали - напрочь забыли уроки СРЯ, одно НЛП осталось.

Вспомнился о3оновский анекдот. Я билась с пресловутыми авторскими знаками Саши Етоева. Саша категорически не хотел следовать пунктуационным правилам русского языка. Минут 40 шло противостояние: менагерский мой тон, уговоры, мурлыканье, хрестоматийные аргрументы натыкались либо на стену молчания (Саша как раз за низенькой белой стенкой и сидел), либо на ехидство. Взбешенная, я припомнила Етоеву, что самый злостный злодей в его последней книжке, шпион и христопродавец, носил фамилию Теплов. Саша гадко хмыкнул.

Я взяла справочник Розенталя. Я подошла к Саше и ткнула пальцем в нужную страницу.

- Это что? - равнодушно спросил Саша.
- Это первоисточник. Это - Розенталь.
- Катя, Розенталь умер...

Как тоскливо сказала мне сегодня Таля:

- И ворочается в гробу.

Кстати, именно Саше пришла в голову великолепная идея по поводу редактуры постера фильма "ХУДЕЮЩИЙ". Постер был повешен на редакционную стенку для создания уюта и за цвет электрик. Саша ежедневно аккуратно гармошкой складывал плакатик, переклеивая скотч. Это стало ритуалом в тот день, когда мы утром прочитали "ХУДЮЩИЙ". Дальше - больше... Пока офис менеджер через недельку не зашел в редакцию в компании с директором по маркетингу инвесторов.