June 29th, 2002

afro_katarina

Мои имена

Женщины моей семьи:

- прабабка Лукерья - Освещающая
- прабабка Анна - Благодать
- прабабка Катерина
- сестра прабабки Евдокия - Благоволение
- бабушка Виолетта - Фиалка
- бабушка Нина - царское имя, был такой деятель в Сирии
- мама Анна - Милостивая
- тетка Елена - Светлая, Избранная
- сестра двоюродная Анна
- Екатерина, я сама - Чистота

Визуальный ряд: картины, а не женщины :) Каждая - личность, про каждую бы роман написать.

Лукерью, к примеру, собственный родной муж, святой человек, иначе чем Берия не звал. Крутого нрава была женщина. Того самого мужа за измену "сдала органам". Уж не знаю, какое дело ему пришили, а отсидел, с легкой жениной руки, пять лет. И к ней вернулся. Ибо не фиг по кочегаркам с вдовушками! Внукам в запале пообещала сплясать на их могилах. Ни в Бога, ни в черта не верила, ни в совесткую власть. Бабушку гоняла, дочку свою, директора школы на пенсии, когда той уже за 60 было: Нинка, каклектов хочу!

Анна была расстреляна фашистами в оккупированном Ростове-на-Дону в возрасте 35 лет. Красавица, обожаемая мужем и окруженная поклонниками, партбилет не сожгла. Через 10 лет родилась моя мама - копия ее, что внешность, что характер.

Евдокия, прабабкина сестра родная. Не похожи они были: Анна брюнетка зеленоглазая, статная, величественная, Дуся - хрупкая, глаза спокойные серые, светло-русые косы. Кулинарка, к которой за рецептами весь Ростов и Батайск ходил. Вышивала цветы, как живые, и ни одного стежка не видно было на изнанке. Учила меня петь казацкие песни. Остра на язык: какие в Ростове на базаре бабы злобные, а? Я одна насилу от десятерых отлаялась! Говорила: ось, кислицы кому снятся - нашу Катю в невесты, дюже вредная девка.

Катерина - мятущаяся душа, неприкаянная, больше жизни сыновей любила, похоронила обоих.

Виолетта - светская дама и идеальная домохозяйка, томная, очаровательно глупая и беспомощная в делах и мудрая по жизни. Классическая блондинка из анекдотов. Исключительный талант домоустройства.

Нина - живет, как хочет, платит за это по полной программе здоровьем и одиночеством. Отчитывает меня: разве ж можно все самой делать? Ну умеешь, можешь - так молчи! Счастьем бабушка Нина полагает, когда женщина все может сама, но за нее хоть кто-нибудь, хоть когда-нибудь что-то решает.

Вот ведь подумать только, все это - так или иначе во мне.