June 9th, 2002

afro_katarina

Цыгане нашего двора

За окном крики: Есеня! Мессалина!

Так зовут цыганских девочек, что живут в нашем доме. Их мама по вечерам перевешивается с балкона и выкрикивает дочерей. Есене 14, но у нее уже годовалый ребенок от 17-летнего русского мальчика. Родители мальчика попытались было взять внука к себе, но цыганская родня воспрепятствовала.

Мессалине 13, в отличии в от кореснастой сестренки она тоненькая и высокая, но походка у обеих шаркающая, вразвалочку, как будто за девочками волочется шлейф многочисленных юбок. Цыганочки эти, против всяких правил, и в школе, и по двору рассекают в затрапезных джинсах и тугих топах.

Семья наших цыган и по большому счету "неправильная". Во-первых они живут в доме, среди русских, вдалеке от общины. Нельзя сказать, что они нищие, квартира в "норильском" нестандартном доме всегда стоила запредельно для питерского пригорода, но ходят слухи, что прежний хозяин проиграл ее цыганам в карты. Во-вторых, гордый отец когда-то кочевого семейства на пару с Мессалиной убирают лестницы, моют окна в подъездах. Мне всегда неловко, когда я застаю эту красивую пару с тряпками и ведрами у своей двери. Я стараюсь поздороваться и проскользнуть как можно скорее мимо. Цыган опускает чернущие глаза и буркает приветствие. Каждый раз сердце екает детским страхом: маленькую, меня чуть было не увели из булочной цветастые говорливые тетки.

Зато уж по выходным, когда цыган выходит в белой рубашке, кожаных джинсах и жилетке во двор, стоит у своей парадной, небрежно куря, я делаю усилие, чтобы не сжиматься под его спокойным темным взглядом и даже злюсь на себя, что не надела юбку подлинее.

У них никогда не бывает гостей, к них не захаживает родня из табора, что раскинут на Дудергофке каждое лето. Они чужие везде и всем, отщепенцы - для своих, инопланетяне - для русских.