May 14th, 2002

afro_katarina

спутник

Год не носила никаких колец. Вчера утром из палехской шкатулки выкатилось одно, не самое старое, не самое любимое, тонкое, с мысиком, украшенным сияющей крупицей. Померила: на один палец мало, на другой - чуть съезжает. Но оставила.

В заботах носилась по городу, иногда дотрагиваясь подущечкой большого пальца до колечка: чистого, гладкого. Подходила к зеркалам, поднимала левую руку, хотелось посмотреть на него сторонним взглядом. К вечеру привыкла, что я не одна.
afro_katarina

День неотправленных писем

Жду весь день письма от Артура. Увлекся, подлец, Ивашенцовым с его рыбо-человеком, забыл о рутине. Тахир ждет писем от меня, из бухгалтерии, от Германа. Я жду письма от Германа, Герман прикидывается слепоглухонемым: жестами и мычанием просит не отвлекать его от работы. Милый, я ж не лирики любовной у тебя прошу! Написала им всем сама. Зашевелились. Жаль, нельзя порошочка белого по мейлу подсыпать...

Критичной становится ситуация с недоставленной экспресс-почтой. Через всю страну конвертик весом 38 г, оплачено в размере 470 руб. Третьи сутки как потерялся. Звонки в отдел доставки, стук какой-то гулкой машины в ухо: ничего нет, девушка, для вас. Сайчас, как же: для меня - целый мир! А для вас только раритетные черные, блестящие, как генеральские сапоги, телефонные аппараты и коричневые мешки с чужими письмами.

Гремит за окном, мокрая серость, тянет душу духотой. Сейчас разразится, сейчас все смоет.

В последнее замершее чуть-чуть перед грозой вспоминаю семейное предание. Вернувшись из Германии моя бабушка, тогда еще 18-летняя девушка, поселилась с родителями в Белой Калитве. Она ждала писем, бегала на почту. Ей все отвечали, что нет ничего, нет, нет... И все-таки они встретились, случайно, посреди Ростова-на-Дону: Почему ты мне не написал? Ни одного письмеца за три месяца. Я писал, я их отправлял тебе два раза в неделю, с каждой советской почтой! На имя твоего отца.

Они поженились, они родили мою маму, потом выкормили и вырастили меня. А ведь могли и не встретиться случайно...

Бабушка отправилась на почту со своим отцом и его паспортом. Получила 23 письма до востребования. На каждом конверте стояло "Селезневу Александру Михайловичу (для Селезнеой Виолетты Александровны)". Ежедневно, три месяца она приходила и спрашивала. И получала: отказать.

О, молния. Письма посыпались. Можно жить дальше.